Создано: 30.12.2013 13:24

Дутый пузырь

Как надуть, чтобы порадовать

    — Дед Мороз у нас выходит во двор даже летом, чтобы водить хороводы вокруг елки и петь песни с ребятами, — сказала администратор Светлана Фролова, педантично собранная женщина, которой, кажется, нравится удивлять всякими несуразностями местных обычаев. — Только это не сам дедушка, а его помощник, он живет тут круглый год.
    Музею елочной игрушки в Клину нынче исполнилось 5 лет. Располагается он в городе, который стоит на дороге из Петербурга в Москву, административно подчиняясь столичному региону. Поселение немного севернее первопрестольной, и это сразу чувствуется, стоит выйти из поезда — дует пронзительный ветер, словно температурная декорация к праздничному спектаклю. Когда мы выезжали из столицы, там шел легкий дождь, а тут сразу снег и никакой надежды на потепление.
    Какие игрушки сегодня в моде, зачем новогодним персонажам дали автоматы в руки и сколько шедевры стоят у мастеров корреспонденту «Златоуста 74» рассказали в Клинском подворье — большом музее елочных украшений при местной фабрике

 

Сказки из подполья


    Предприятие «Елочка» сохранилось с советских времен, однако на самом деле оно значительно старше. Истоками этот промысел, получивший недавно статус народно-художественного, уходит в 1848 год, когда стараниями правнука сподвижника Петра Первого графа Александра Меншикова неподалеку от его поместья в Клинском уезде был создан небольшой стекольный завод. В нем изготавливали стеклянные принадлежности — лампы, бутылки, изделия для аптек, стеклянную и хрустальную посуду.      Потихоньку крестьяне из ближайших деревень занялись изготовлением так называемых камушных изделий — «дутых» бус, серег и пуговиц. Делать их не столь сложно — в те времена кожаными мехами нагнетали воздух в горелку, наполненную керосином. Огонь обжигал стеклянную трубку, а когда она нагревалась до нужной температуры, человек выдувал шар (или шарик — для стеклянных бус), отсекая затем вытянувшиеся края. Похожим образом создавали фигурки разных животных, взяв для дела специальные формы. Стекло — довольно пластичный материал, если его хорошенько накалить. Диапазон температур колеблется, в зависимости от содержания песка в стекле: его там может быть от 30 до 70 процентов. А значит, нижняя граница начинается от 220 градусов.     Относительной простоте промысел обязан своим сохранением: он практически в неизменном виде дошел до наших дней. Когда граф умер, крестьяне перенесли работы в свои избы непосредственно в сам Клин, который до того занимался исключительно извозом — город-то на пути в Москву стоит. Но в 1851 году проложили железную дорогу, работы стало мало, и люди объединились в картели, чтобы сберечь стеклодувные традиции.

  •     То же самое произошло и в 30-е годы, когда Новый год в стране оказался под запретом, и работали втихаря дома. Картина повторилась и в военное лихолетье, когда разные районы столичного региона оказались охвачены боями, а многие мужчины ушли на фронт: искусство не затухло и в те времена, любители хранили рецепты уникального творчества. Handmade в работе по-прежнему сопровождает все стадии производства.

    — Когда-то в середине XX века на фабрике решили упростить задачу, применив полуавтоматизированное производство, — рассказывает Светлана Фролова. — Однако вместе с новой технологией из игрушки ушла душа.
    Дедовские методы победили и с тех пор не меняются.

 

Расценки на праздник


    Сегодня фабрика производит порядка 700 наименований елочных игрушек. Почти забылись герои былых времен — космонавты и Деды Морозы на лыжах с автоматами, которые воспевали подвиги советских людей в годы войны. Их сделали уже потом, после военных баталий, хотя для посетителей Клинского подворья сочинили красивый миф о том, что было это в годы военных передряг.

  •     Ассортимент не стоит на месте: он меняется вслед за новыми тенденциями в новогодней моде. Сейчас, с возрождением традиций веры, в обиход вновь возвращаются украшения религиозной тематики — расписные шары с храмами, березами на Троицу, игрушки в форме пасхальных яиц. Русская елка — всегда разноцветная, пестрая, праздничная. Этот раскрас сохраняется и поныне.

    В то же время появляются новые мотивы. Черные японские шары, самовары с хохломской росписью: в магазине при подворье это, пожалуй, самый дорогой товар — больше 700 рублей за набор из самовара и пары расписанных чайников. Как объяснили в музее, цена высокая потому, что игрушка сложна в производстве — кроме того, что ее надо выдуть, приходится дополнительно потрудиться и припаять ручки вместе с краниками. Получается необычно. Стоимость других изделий в фирменном магазине варьируется примерно от ста рублей за небольшую игрушку-печатный пряник до 400-500 за набор из четырех шаров.

 

Мир в красках


    С наступлением 90-х годов «Елочка» заметно сдала позиции: хотя по приезжающим в музей жителями всей страны — от Дальнего Востока до Калининграда — понятно, что продукт предприятия и сейчас востребован. Работа идет круглый год — даже летом.      Начинается она с усилий стеклодувов. Сегодня это в основном женщины: так повелось с военных еще времен. Женскому полу, говорят в Подворье, больше терпения хватает усидеть 8 часов в неподвижном положении, одно за другим выдувая однотипные изделия. Специализированное училище, где обучали этому промыслу, давно закрылось. А потому новых мастериц очень часто привлекают их мамы: полгода девушка сидит за спиной, учится, чтобы затем встать в общий строй.
    Так же получилось в семье Чируновых. Старшая, Светлана, когда-то была занята на изготовлении посуды, но в 2002 году пришла на фабрику: понравилось, и она осталась.

  • Говорит, что за смену успевает выдуть около 300 игрушек: существует норма — своя для каждого украшения. Сложней всего уловить момент, когда стекло нагрелось до нужной температуры, чтобы начать выдувать шар. От опытности мастера зависит и размер изделий — он должен быть одинаковым.

    После создания шара его покрывают тончайшей фольгой, чтобы краска поверх на нее наносилась равномерно. Все стадии обходятся без механической обработки: стекло бы ее не выдержало.     — Игрушка точно так же празднично воспринимается в теплое время года, как и в преддверии Нового года, — говорит художница Анна, посыпав игрушку золотистым порошком пластического происхождения в качестве завершающего штриха в создании нового образа. Следом она откладывает Щелкунчика и берет следующего его двойника. В комнате, где трудятся три женщины, сильно пахнет красками.
    Глаза, руки, волосы — Анна раскрашивает Щелкунчика. Одноименный мировой шедевр — музыку к новогоднему балету — Петр Чайковский дописывал в Клину, где он прожил 8 лет в конце XIX века.     В течение месяца через руки каждой мастерицы проходит 3-4 игрушки — все штрихи делаются вручную: шаг за шагом стеклянная форма обретает черты украшения, которое будет радовать глаз на колючей красавице. На завершающем этапе от игрушки специальным ножом аккуратно отрежут технологическую трубку, чтобы в образовавшееся отверстие сверху воткнуть подвеску для елки. Но в последние годы популярность стал набирать ретростиль, когда украшения не вешают, а ставят на ветки, словно свечи.
    Фабрика счастья в преддверии праздников работает с удвоенной силой: рецепты Нового года не меняются десятками лет — мандарины, елка, салат «Оливье», шампанское и елочная игрушка с мишурой — и, тем не менее, совсем не тускнеют. Стеклянный шар может разбиться, главное, чтобы при этом для счастья оставались поводы. Один из них в режиме конвейера производит предприятие «Елочка».
    

Всеволод БЕРЕЗИН
Фото Елены ЛОДЫГИНОЙ

 

Просмотров: 1608

Выборы

Cвид-во о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-69214 от 29.03.2017 г. выдано Федеральной службой в сфере связи и массовых коммуникаций (Роскомнадзором)
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

 
Яндекс.Метрика